October 22nd, 2011

Увянувшее поле

"Когда-то, еще в советские годы, мы с друзьями в один из официальных советских праздников сидели за столом и обсуждали интересную тему - тему альтернативных праздников. Какие могли бы стать общенародными, если бы страна каким-то непостижимым образом стала свободной.

Вариантов, увы, было не слишком много. Собственно, три.

Кто-то предложил 5 марта. Кстати, эта дата и была долгие годы праздником для тех, кто вернулся из сталинских лагерей, для их родных и друзей. Мой приятель и сверстник, который, как и я, хорошо запомнил этот день 1953 года, рассказывал, как под дружный горестный вой соседок по коммуналке он случайно открыл дверь в одну из комнат. Эту сцену он ярко и отчетливо помнит до сих пор во всех деталях. Две сестры-старушки, жившие в этой комнате, в абсолютной тишине и в гробовом молчании, но со счастливыми лицами кружились в вальсе.

Сколько-то лет спустя, когда языки немного развязались, он узнал, что эти старушки были дворянки, что их мужья сгинули в ГУЛАГе, что у одной сын погиб на войне, а сын другой отбывал ссылку в Магадане.

Я, помнится, предложил 19 февраля, день отмены крепостного права. Почему это предложил именно я, отчасти понятно: был в этом и неявный личный интерес, потому что это еще и день моего рождения.

Эту дату в качестве общенародного праздника я бы предложил и теперь. Но теперь эта идея, мягко говоря, не актуальна. Чем дольше мы живем, тем очевиднее, что никуда оно, крепостное право, не девалось. Что оно живет и побеждает, принимая лишь разные формы и обличия, соответствующие информационной и технологической ситуации текущего момента", - пишет в "Гранях" Лев Рубинштейн
Читать целиком

Но и бурно радоваться как-то не получается.

"Беспокоит то, с какой непристойной легкостью стали мочить в сортирах. Недавно один из республиканских кандидатов в президенты США Рон Пол заявил, что ликвидация американским беспилотником в Йемене одного из главарей "Аль-Кайды" Анвара аль-Авлаки и его несовершеннолетнего сына может стать поводом для импичмента: погибшие - граждане США, и у президента нет права убивать их без надлежащей судебной процедуры. Но оказалось, еще в прошлом году двое экспертов Минюста настрочили записку, в которой утверждали, что такое уничтожение ничуть не противоречит Конституции.

Правительство бумагу тотчас засекретило, а Белый Дом теперь, ссылаясь на эту самую секретность, отказывается отвечать, кто же все-таки отдал приказ. В свое время Билл Клинтон извел всех юристов своими терзаниями. В конце концов он подписал директиву о ликвидации Осамы бен Ладена, но обставил ее такими ограничениями, что ЦРУ сочло за благо палить в белый свет как в копеечку, а то еще потом засудят - прецеденты бывали. А теперь такие вопросы решаются с легкостью необыкновенной.

Эти два бойких юриста пишут в своем заключении, что, мол, убийство противника на поле боя дозволено, будь он даже американским гражданином. Ну а сын-подросток как же? Старый казус, не правда ли: ладно вредную старуху убил, она чужой век заедала, а безвинную Лизавету-то за что? Вот тебе, бабушка, и obit anus", - пишет в "Гранях" Владимир Абаринов
Читать целиком

Очередной виток насилия и рабства

"Жуткое ощущение от евроньюс – отзывы на смерть Каддафи – совершенно людоедская радость, как с Хусейном и Ладеном. Жуть, п.ч. кажется, что все это ликование европолитиков (и Обамы) – в угоду избирателям, так-то им плевать, они с Каддафи отлично сосуществовали, и с Путиным им удобнее, чем было бы с демократическим президентом. А настойчиво повторяющаяся мысль – что это урок Асаду и другим диктаторам – просто глупая. Да, урок, и они его превосходно усвоили: диктаторствовать надо так, чтобы никакие западные спецслужбы вкупе со всем твоим населением не могли тебя свергнуть. Ещё жёстче, ещё безжалостнее. Так что тут не победа демократии («Страж-птиц» все помнят?), а очередной виток насилия и рабства. В том числе, у нас. Может, в Ливии что-то к лучшему изменится, хотя я сомневаюсь – что началось с глумления над трупом, вряд ли хорошо продолжится", - пишет у ебя в ЖЖ священник Яков Кротов

Вероника: "По поводу терапии" (текст с литлвана)



Я ни от кого не скрываю диагноз. Т.е. я не вешаю детям табличку с кодом, но и не скрываю.

Недавно была в поликлинике, нужно же уже было как-то показаться. Рассказывала об этом у себя, просто скопирую:

Сегодня я, наконец, поменяла детям полисы.
Пошла к заведующей детской поликлиникой.
Очень интеллигентная дама лет 56-58.
приняла меня в неприемное время, усадила и сладким, многообещаюшим голосом сказала: "Слушаю Вас!"

Мое к ней обращение состояло в следующем:
у меня под опекой 2 девочки 3,5 лет, с таким то диагнозом, хотела бы обсудить с Вами, как мы будем с вами взаимодействовать...

Господи, бедная доктор! У нее затряслись руки, она, прямой ладонью, растерла испарину вдоль волос к уху...
Collapse )

Хорош Парнас...

"Пушкин не случайно поминал "поговорить о Ювенале". Классицизм не случайно вошёл в моду у абсолютной монархии. Античное наследие велико – гуманисты взяли из него своё, интеллигентское, абсолютисты взяли из него своё. Ювенал – напоминание о социальной трагедии античности. Книжная культура была достоянием крохотной элитной группки. То, что император писал философские книжки, свидетельствует не о популярности философии во всех слоях общества, а прямо о противоположном: философия находила себе прибежище там, где ей вообще-то не место – в коридорах власти. Она, конечно, в кабинеты не допускалась, она в этих коридорах маялась, ходила туда и сюда вместе с императорским парикмахером, ожидая, когда её позовут…

Точно так же трагично – логично, но несуразно и неизбежно – что русская поэзия спускалась в Россию из номенклатуры, высшей номенклатуры. Державин – губернатор, Грибоедов – посол, Пушкин – камер-юнкер в теории, а по нашему – директор совхоза, и то, что он этот совхоз развалил, нельзя считать достоинством… Хорош Парнас… Разве что Крылов – библиотекарь, да и то – сын офицера… Ну, что делать – творческая энергия вынуждена пробиваться, где попало. Камни вопиют, номенклатура сочиняет, причём неплохо… Выбора-то нет, а когда выбор появляется, всё становится на свои места – ну кто слыхал о современных великих бизнесменах или великих политиках – поэтах...", - пишет у себя в журнале священник Яков Кротов Читать целиком

Ух, как интересно получилось!

"...Сначала о "воспитании" вообще. Многие написали: а я не воспитываю. Это вряд ли. Пока дети -- дети, значимые взрослые их воспитывают, осознают они это или нет. Не выходящая из запоя мама тоже воспитывает. Ушедший из семьи папа тоже воспитывает. Умерший родитель воспитывает. Не говоря уже о родителях, здравствующих и присутствующих в жизни ребенка здесь и сейчас. Есть известное выражение, что человек -- "пустое животное". Это значит, что наши жизненные программы не записаны в генах. Они формируются у нас в течение периода детства. Именно поэтому наши дети так долго нуждаются в родителях, в отличие от других млекопитающих. Так что воспитываем, воспитываем, не отвертеться. Загружаем программы отношения к миру, к себе, к людям, к делу, к Богу, загружаем стратегии и алгоритмы, неустанно даем обратную связь, обучая и отлаживая эти программы. Короче, как господин Журден, "говорим прозой", даже если об этом не думаем. И оно хорошо, что не думаем постоянно, а то бы не было никакой спонтанности и удовольствия от процесса, а они тоже воспитывают:) Но иногда можно и задуматься. Как вот мы сейчас.

Любопытно, что многие заменили ответ на вопрос "в чем моя цель" ответом про "что я хочу". И потому так много ответов про счастье -- если внимательно почитать, там почти всегда про "хотелось бы". Да кто ж спорит, конечно, хотелось бы. Но цель -- это все же не про "хочу", а про "осознанно стремлюсь и целенаправленно действую". И в этом смысле счастье оно как цель не очень. Даже если иметь в виду не временное счастье как состояние, его только гипоманиакам удается все время испытывать, и кокаинистам "по заказу", а такое глубинное "все хорошо". Ну, вот мы воспитываем-воспитываем, имея в виду эту цель, а потом у него, не дай Господь, умрет любимый человек. Или ребенок будет тяжело болен. Или сам он сделает что-то -- ненамеренно -- с ужасными последствиями. Собьет насмерть ребенка, будучи за рулем -- вполне может случиться. Какое уж тут "все хорошо"... В общем, о счастье для своего ребенка можно, наверное, мечтать и молиться, но как цель... Неубедительно.

Успех -- дело относительное, и, как многие, заметили, большинству других целей противоречащее. Успешный человек часто уязвим (зависть, враги, перенагрузки), это противоречие с "не пропасть", далеко не всегда порядочен и очень часто несчастлив (это я вам как психолог говорю, по опыту работы с очень успешными иногда клиентами)...", - пишет у себя в ЖЖ Людмила Петрановская
Читать целиком

Тоже веха



Полковник туда-сюда, а между тем ЭТА объявила о фактическом сворачивании действий. В отличие от заявлений прошлых лет о перемириях и мораториях, нынешнее несет в себе однозначное послание о конце последней европейской террористической организации. Не совсем без театралики, как видно по скриншоту, но что уж там.

Полковника я, кстати, упомянул не для красного словца. И дело не в том, что Каддафи сам был террористом. Просто баскские взрыватели по-настоящему развернули свою деятельность после смерти Франко, в период демократизации Испании в конце 1970-х, в 1980-х. Многие члены ЭТА были выпущены на свободу и им, как оказалось, смена политического режима была пофиг. По-моему, это не является поводом оплакивать франкизм. Так и с арабами: посмотрим, что у них получится, а не будем уподобляться бедной Эльзе. Столько горемычных реал-политикеров в блогах, что становится понятным, почему у них самих ничего не задается с переменами.

В последние годы у ЭТА полностью эродировал базис - как идеологический, так и финансовый. В конце осталась только небольшая группа без всякой поддержки. От них отвернулись традиционные союзники - левые организации. Рэкет местных предпринимателей сошел на нет. Тут, кстати, снова историко-политическая параллель: почву из под ног ЭТА начал в 1990-х выбивать Бальтасар Гарсон , тот самый, что позже засветился на Пиночете и других громких делах. Он планомерно преследовал всех, кто так или иначе сотрудничал с террористами, включая т.н. "легальные политические крылья" и финансистов.

А этих людей в масках после съемки видеообращения дома ждал ужин в кругу семьи.

пишет из Берлина наш специальный корреспондент neuraum