April 12th, 2011

Вдогонку и вперемешку. Утро в РИА-новости.

Прессуха была достаточно нестандартной. Обычно, довольно монотонный бубнеж за столом, довольно умеренный интерес прессы, одни и те же лица на каждой. Но в зале поживее все-же, чем за столом. А тут что-то домашнее почти семейное за столом, мягкие интонации, улыбки.
Грамотный народ в зале, как на подбор. Даже немножко пожалел главврача в середине, но потом прошло, главврач психиатрического концерна умеет ответить на острые вопросы.
Главный тезис, как водится у психиатров - невозможность ничего объяснить не специалисту, только психиатр видит отличие между болезнью и здоровьем, всем кажется, что здоровый человек и только психиатр видит - больной. Ну и закон очень ограничивает, ничего ни про кого нельзя рассказывать. Нарушение закона о психиатрической помощи регулярное все-таки признал. Действительно пациентам часто не рассказывают про их права, в том числе о праве на отказ от лечения. Действительно пациентам не рассказывают о терапии и не согласовывают с ними процесс лечения, хотя обязаны.

Много любопытного рассказала Светлана Агапитова. В один из понедельников марта она разговаривала с директором детского дома и та сказала, что вообще впервые слышит о том, что Витя в больнице. А за два дня до этого директор подписала согласие на госпитализацию.
Причиной госпитализации Виктора названо неадекватное поведение: написано, что он разрезал обшивку на диване и мылся под душем в одежде. Витя рассказал в интервью, что под душем в одежде он и правда был короткое время. Его девочки облили с головы до ног, он был насквозь, побежал под душ помыться и там уже сразу снял с себя все мокрое. А вот диван не резал, отверг категорически. Две девочки подтвердили, что диван был разрезан еще до того, как Витя попал в детский дом №19. Collapse )

Кто ж идиётам платить будет?

"Осенью 2008 года Россия подписала Конвенцию ООН о правах инвалидов. Этот документ определяет обязанности государства по отношению к инвалидам. Подписание Конвенции стало праздником для самих инвалидов и их общественных организаций. Газеты писали: «Российские инвалиды наконец станут людьми, имеющими те же права, что и все граждане. Они будут самостоятельно гулять по улицам, учиться и работать и даже беспрепятственно посещать увеселительные заведения». Для того чтобы Конвенция вступила в силу и исполнение ее стало обязательным для всех в России, ее нужно ратифицировать, утвердить. Вначале казалось, что ратификация Конвенции — дело быстрое. Было и приятно и тревожно это слышать. Можно ли за короткое время изменить практику обращения с инвалидами, закрепленную мощным законодательством и накрепко усвоенную тысячами врачей, медсестер, учителей и воспитателей?" - пишет в журнале "Звезда" Елена Вяхякуопус
Читать целиком
от natasaa71

Лень журналиста

К пяти на техноложку поехал. Договорился там встретиться с Оксаной Дубовик и Анной Липатовой.
Интервью взять. Оксана Дубовик - это бывшая заместитель директора коррекционного детского дома №32, который расформировали. Анна Липатова там английский преподавала, а теперь опеку оформила на Витю Тяпнина, который от санитаров к ней сбежал. Он теперь у Анны дома живет, из психиатрической клиники туда переехал.

С интервью, правда что, ничего не вышло. Мы встретились с Оксаной у техноложки и пошли в кафе, Анну ждать, я даже тетрадку с ручкой достал. Но потом как-то заговорились.
Трудно брать интервью у заместителя директора, когда ему тридцать и он ни капли не аппаратчик, а наоборот нкошник-неформал, по сути. Детдом расформированный привлекал на работу молодняк из НКО. Я сам волонтерил не так давно в тех же самых НКО, так что вместо разговора с заместителем директора в тетрадку получился вечер воспоминаний. Сергей Рязанов, уличный работник подпростковый с двадцатилетним стажем уличной работы...Гера Асановна из 3-ей больницы, спец по наркозависимым подросткам...
Анна пришла через полтора часа в кафе, на слезах - опеку хотят расторгнуть, Витю заберут...
Успокаивали. Никому Витю не отдадим. Аня только что из опеки. Пообещала там руководителю опеки снять скальп.
Ане тоже что-то тридцать и она тоже очень мало напоминает традиционного сотрудника детдома. Меня не слишком удивляет, что расформировали именно этот детдом...
Вечером продолжу рассказ, сейчас убегаю.