March 18th, 2011

Шведская сценка

"Ну? - бодро и, главное, предсказуемо спросил меня коллега по редакции, лишь только я вошел туда с ритуальным дьютифришным "Абсолютом" в руках. - Сейчас небось засядете за путевые заметки?" И мы с ним тотчас же предались излюбленному занятию - импровизированию советского заграничного очерка, начинающегося, как правило, со слов "Мельбурн (Осло, Гамбург, Нью-Йорк, Карачи) встретил меня проливным дождем". Далее обязательно следовали встречи с "простыми людьми", жадно расспрашивавшими "меня" о жизни в СССР и положении рабочих. Узнав, что с положением рабочих в СССР все о'кей, простые люди горестно вздыхали и сообщали автору, что у них там с положением рабочих даже и близко не о'кей. О чем и просили рассказать "меня" советскому читателю, ни в коем случае не называя их настоящих имен", - начинает рассказ в Гранях Лев Рубинштейн Читать целиком

Постоянные интриги и кидалово

"И вот, может быть, настал тот час, когда можно что-то изменить в организации. Кинули "Либеральный союз" на этот раз. Может быть, будет уроком. Надеюсь, хватит ума всем неприхвостням Курносовой, наконец, собраться вместе, поискать новые лица, подумать над тем как следует строить отношения в организации. Построение организации с демократической структурой управления - это для меня вопрос первичный. Даже более важный, чем вопрос о том, что кто-то хочет шагать в ногу с националистами", - размышляет о Солидарности в Питере Максим Иванцов
Читать целиком

Cанитары первым делом остригли нам волосы

"Только один из нас - Аркадий Синг - воспринял все это трагически. Он был индус по происхождению, но с детства жил в СССР, в Свердловске. Работал инженером. Лет двадцать не мог он получить квартиру и ютился с женой где-то в подвале. Наконец, совершенно потеряв терпение и надежду, он сделал плакат "антисоветского содержания" и с ним пошел к обкому партии. Вокруг него собралась большая толпа: кто сочувствовал, кто просто любопытствовал узнать, что выйдет. Толпа росла, и получилось уже что-то вроде демонстрации. Власти заволновались, вежливо пригласили Аркадия войти в обком, дружески побеседовали, обещали дать квартиру, а затем вывели через черный ход, посадили в машину - якобы чтоб не возбуждать толпу - и отвезли прямо в тюрьму КГБ.

И этот вот Синг, когда узнал, что его признали сумасшедшим, чуть действительно с ума не сошел. "Как же так? - рассуждал он. - Меня же смотрели врачи-специалисты. Они лучше знают. И если они установили, что я сумасшедший, значит, так оно и есть. Я просто сам этого заметить не могу". Он постоянно спрашивал нас, не замечаем ли мы за ним каких-нибудь странностей, надоедливо рассказывал, какие он обнаружил у себя симптомы, и так нервничал, что по всему телу у него пошла экзема", - рассказывает в своей книжке Владимир Буковский