March 17th, 2011

В Минске задержан руководитель Международной наблюдательной миссии Андрей Юров

"В Минске задержан известный правозащитник Андрей Юрьевич Юров, гражданин Российской Федерации. По словам милиции, ему официально запрещен въезд на территорию Республики Беларусь. В данный момент Андрей Юрьевич пребывает в РУВД Советского района Минска. Коллеги Андрея Юрова из разных стран опасаются, что власти Республики Беларусь могут депортировать правозащитника.

На квартиру в Минске, где находился Андрей Юров явились сотрудники милиции. Произошло это 16 марта в 21:10 по Минскому времени. В Минске Андрей Юров занимался своей профессиональной деятельностью, так как является руководителем Международной наблюдательной миссии Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси. Сотрудники представились как "Милиция Советского района"", пишет у себя в ЖЖ Максим Иванцов
Читать целиком

Почему я не войду в Парнас и про то, что Курносова теперь с националистами

"Ну вот, Ольге Владимировне стало выгодно и она пошла в Марш с националистами.

"Мы, представители петербургской демократической общественности, резко осуждаем эти попытки привлечь к участию в акциях в рамках «Стратегии – 31» националистов и тем самым придать этим акциям националистический характер" - ещё недавняя позиция Курносовой. И публично, и лично Ольга Владимировна рассказывала, что участие в Маршах несогласных с националистами - это ошибки прошлого. Демократы должны сторониться националистов и не ходить с ними маршем.

И вот теперь Ольга Курносова инициирует вместе с националистами Дмитриевым и Гуляевым, а также консерватором Пивоваровым, не особо скрывающим националистические взгляды, Марш на Смольный. Прошлые союзники чувствуют себя обманутыми.
http://www.fontanka.ru/2011/03/15/146/


26-ого числа пройдёт учредительное заседание в питерском Парнасе. Сначала я хотел вступать в Парнас. Потом думал. Слишком уж сомнительным был список предлагаемых руководителей. Помнится, был постер: "С шулером в карты не играю". В роли шулера выступал Путин. Однако, если заменить фотку Путина на фотку той же Курносовой - тоже будет правда", - пишет у себя в ЖЖ Максим Иванцов
Читать целиком

Режим тогда был не то, что сейчас

"Следственным не полагалось иметь ни карандаша, ни бумаги, не давали газет. Даже календаря в камере не было, и счет дням, чтобы не сбиться, приходилось вести очень своеобразно. Висели в камере на стене "Правила внутреннего распорядка в следственных изоляторах КГБ". Слово ПРАВИЛА было напечатано крупным шрифтом сверху, как раз под веревочкой, на которой они висели. И вот это слово служило календарем. В нем ровно семь букв, и если повесить клочок бумаги на эту веревочку, а затем каждый день передвигать его так, чтобы он закрывал одну букву, то можно было отсчитывать дни недели: П - понедельник, Р - вторник, А - среда... Тяжелее всего было, что не разрешали спать днем. Поднимут в 6 часов утра, и весь день сиди на табуретке. Только начал задремывать - стучит в дверь надзиратель: "Не спать! Спать не положено!"

Теперь уже всего этого нет. Постепенно слабел режим. С 65-го года стали давать газету "Правда", в 67-м уже можно было прилечь днем на койку и календари были в каждой камере. Карандаши и тетради стали продавать зэкам свободно, в ларьке. А с 70-го года вообще лафа: каждый месяц - передача из дому, до пяти килограммов. Теперь в следственной тюрьме сидеть одно удовольствие, даже побриться дают два раза в неделю.

Раньше работал здесь брадобреем старшина по имени Яшка - никто его иначе не называл, хоть было ему уже за пятьдесят. Худой, вечно или под хмельком, или с похмелья, всегда с запасом анекдотов, Яшка влетал в камеру со своим неизменным чемоданом, быстро расставлял приборы, на ходу отшучиваясь, и так же стремительно начинал брить. Легко сказать - за день целую тюрьму побрить, успевай поворачивайся. Разговоры с ним обычно вертелись вокруг двух тем: выпивки (тут он был экспертом и сообщал последние новости с этого фронта) и Сталина. Когда-то в молодости был Яшка в его охране и даже имел от него именную благодарственную грамоту, а потому говорил о нем с благоговением и называл не иначе как Батька. В более поздние годы, когда разрешили выдавать зэкам на руки бритвенные приборы, Яшка уже нас не брил, только разносил станки, а потом собирал. И хоть из-за этого задерживался в камере меньше, все-таки не упускал случая поболтать.

При всей своей общительности был он, однако, очень осторожен и никогда не говорил лишнего. А если в камере был наседка, то он вообще держался сухо. По поведению Яшки почти безошибочно можно было сказать, кто твой сосед. Интересно, работает он еще или уже на пенсии?", пишет в своей книжке Владимир Буковский