January 22nd, 2011

Чаплинский дресс-код

"Забавно и симптоматично, что в наши дни о "дресс-коде", причем не о внутриклубном, а едва ли не об общенациональном, голосом одного из своих официальных представителей протоиерея Всеволода Чаплина заговорил один из довольно влиятельных российских клубов, а именно учреждение, сокращенно именуемое РПЦ.

Интересное, как говорится, кино.

Кстати, о кино. Некий однофамилец отца Всеволода в свое время создал образ человека, который не прошел бы по дресс-коду ни в один из клубов. Главная прелесть, неисчерпаемое обаяние и, если угодно, величие этого образа состояли и в том, что он в абсолютно любом обществе выглядел штатским среди военных. Персонаж Чарли Чаплина стал апофеозом внеклубности, внесистемности, невстроенности, а потому и всеохватной человечности" пишет в Гранях Лев Рубинштейн Читать целиком

Картинки на память - "Советский цирк"

"Миша Пекелис, мой приятель и наставник в НИИ, где мы разрабатывали САПРы, оказавшиеся вскоре никому не нужными, вдруг взял, да и основал газету. В те времена это было практически невероятно. Но Пекелис был универсалом и словоблудом, членом всех известных творческих союзов и водил знакомство с Юрием Никулиным. И вот пришел он к нему однажды и говорит: "Ну что такое, у всех в СССР есть своя газета. Даже газета "Красный экскаваторщик" есть! А у цирка - нет." И уважаемый всеми начальниками, прославлявший советское искусство за рубежом Никулин пошел в ЦК и выбил для цирка газету. И не просто газету. В том 1987 уже опростоволосилось Ускорение, начинала расцветать Гласность, а до Перестройки было рукой подать. И потому в уставе газеты записали, что призвана она растить из темного, рожденного и проводящего всю жизнь "в опилках" советского циркового артиста - настоящего Гражданина! И решено было, что 8 из 16 полос (формат "Московских новостей", по тем временам - огромный!) посвятят цирку, а вторую половину - просвещению и гражданскому воспитанию. Вот тут мы и отвязались!
Первые публикации о "Мемориале" и "Демсоюзе". Интервью с опальным Ельциным. "Неформатные" и "непечатные" поэты в разделе Ефима Бершина, карикатуры Меринова, история сталинизма Миши Карпова и первые опубликованные в СССР снимки ментовского беспредела Дмитрия Борко. Первые публикации Синявского, лагерных стихов Домбровского, поэтов-СМОГистов (об этом, кстати - сам Фима Бершин) и др., и пр.
К тому же мы как-то так хитро устроились, что "литовали" нас не "сверху", а в самом главке Союзгосцирка. Т.е. цензура практически отсутствовала.
Зато у меня было солидное - дутое с тиснением удостоверение. Две его разные обложки я использовал вовсю: доверительная "пресса" (с почти "правдинским "шрифтом") развязывала языки начальству, а тисненый герб я тыкал под нос кому ни попадя в самых разных ситуациях, даже в метро проходил по нему. Кто там поймет, что за солидный зверь?! Тогда еще такие ксивы на Арбате не продавали , а печатали только по спецзаказу в гостипографиях", - рассказывает у себя в журнале Дмитрий Борко. С картинками, конечно.
Читать и смотреть целиком