January 12th, 2011

"чувствуют себя нормально и жалоб не имеют".

Обращение Надежды Низовкиной:

О двухсторонних актах (31 декабря и далее)

В настоящей ситуации я вынуждена обезопасить нас, арестованных, от дискредитации. Против меня и Татьяны Стецуры можно выдвинуть обобщенное обвинение: мы пошли в СИЗО добровольно, а теперь ведем борьбу против его порядков, отказываясь вставать при появлении администрации.

Добровольно? Да. Вам известно, в какой день произошло задержание, за 20 минут до митинга, и что этому предшествовало. Но до последнего можно было избежать ареста. Даже после "прений", когда судья, выслушав нашу позицию, удалилась, в зале суда с нами осталась прокурор. Искусительница долго уговаривала нас дать подписку о невыезде, твердя, что "в СИЗО очень страшно" (аудио-запись есть в группе vkontakte.ru/audio.php - С.Б.). Судья Левандовская в это время, очевидно, еще ждала конца переговоров. Зайдя, наконец, волнуясь, она объявила свое решение. Уже в темноте нас вывели через служебных выход в автозак без окон. В СИЗО, мы, находясь в одиночках, отказались вставать. За это нам обещали карцер и учет. Вот и все вкратце.

Каков компромат! Не повинуясь ничьим уговорам, мы сами выбрали свою судьбу. За нами в городе остались две коалиции и брошенные дела. Но есть ситуации морального выбора, где даже о правозащитных делах приходится забыть, как и об имуществе, как и о свободе и общении.

Уступите, говорил Телешев. Уступите, говорят рядовые надзиратели и гэбэшные кураторы. Как справедливо отметила Левандовская, "подписка - это двусторонний акт". Недопустимо заключать такие акты тем, кто находится в состоянии войны и в плену. Недопустимо и лицемерно, протестуя против 282-й статьи, идти на сопутствующие уступки, прощать суду невозможность допроса экспертов, спецслужбам - засаду и травлю, прощать свое бесправие. И то, за что, как и в какой день это произошло.

Ну а что с отказом вставать? Это та же сопутствующая уступка. Оставаться человеком нужно до конца. Иначе: кто скажет "Б"?Пора изживать лицемерие режима, "разрозненных ведомств" и собственную оппозоционную кротость. Прекратить на руку им играть в оттепель и сотрудничество.
Пора подтвердить цену своего слова там, где от него что-то решается. Прямо сейчас за решетку? За свою "решетку" или в карцер? Убеждения не должны замолкать над пропастью.За нами доверие общества. С этим доверием оно окрепнет и без нас. За нравственную свободу!

Надежда Низовкина, организатор "Стратегии-31" в Бурятии