Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в "Фэйсбуке" Яков Гордин

А думаю я вот о чем - сколько потеряно времени.Только что вышла в издательстве "Пушкинского Фонда" моя книга "Гибель Пушкина". Не хочу никого обманывать - это не про дуэль. Дантес там упоминается один раз.Это было мое первое большое сочинения в том жанре, который и стал моим. А было мне в ту пору уже 38 лет. Сочинение это, обозначенное жанрово как хроника, впервые было опубликовано в "Звезде", в юбилейном номере -№6 за 1974 год. Название показалось руководству редакции слишко...

слишком мрачным и пришлось придумывать другое, довольно дурацкое - "Годы борьбы". Затем - уже под своим названием хроника вышла в книге "Три повести" в 1983 году. И с тех пор не переиздавалась до начала сего года,когда была включена в двухтомник "Пушкин.Бродский. Империя и судьба"(Издательство "Время", Москва).
Жанр "хроника" никого не должен пугать. Многие, небось, помнят блистательный роман Мериме "Хроника времен Карла 1Х".Это - обозначение структуры.
Теперь вот это весьма важное для меня сочинение вышло отдельным изданием. И не просто отдельным.Значительную часть книги, кроме моего текста, составляет приложение "И Пушкин стал нам скучен..." - это малоизвестные читателю-неспециалисту критические статьи современников Пушкина в 1830-е годы. Мало кто представляет себе, с каким упоением и наглостью травили Пушкина в эти годы...
Только тогда, в начале семидесятых, работая над этим сочинением, я понял, что Пушкин - "солнце нашей поэзии", "веселое имя Пушкин" и т.д.- был одной из самых трагических фигур нашей истории. И не в Дантесе дело. Дантес мог появиться, мог не появиться, - поздний Пушкин , мыслитель-историософ ( Семен Франк, один из сильнейших наших философов, писал:"Пушкин - не только величайший русский поэт, но и истинно великий мыслитель), глубокий политик, пророк, наконец, занимался тем, чем занимались - на свою голову - едва ли не все гиганты нашей культуры - он пытался спасти Россию от грядущей катастрофы. .. От него ждали романтических поэм, а он занимался по мнению публики черт знает чем. Историей Пугачева...
Я, разумеется, рассказываю - год за годом, месяц за месяцем. - об этом мучительном противостоянии мудреца и общества. Но вышеупомянутое приложение придает этому рассказу, на мой взгляд, особую убедительность.
В 74-ом году к немалому моему удивлению, хроника имела большой успех.Я лестные получал письма от весьма мною уважаемых людей. А много позже я случайно купил книгу"Что истинно в литературе" Виталия Семина , талантливого "новомировского" прозаика, друга Виктор Некрасова и Юрия Домбровского. Жизнь его была тяжела, умер он рано. Знал почем фунт лиха. Прошел гитлеровский лагерь еще подростком. И можно легко себе представить, что я почувствовал, когда листая это посмертно изданное
собрание писем и размышлений Семина, наткнулся на такой вот текст письма автора своему другу критику Льву Левицкому:"Прочел в "Звезде" Я.Гордина. Можешь представить себе ,как прочел!Прекрасно!Кажется в первый раз о Пушкине так. Поразительно.И о Дантесе почти ни слова. И правда ведь мелочь.Смертельно опасная, но не сама по себе.Вначале мне казалось, что слишком все логично.Одно за другим. Одно из другого.Жизнь глуповатей. Даже если это жизнь супергения.Такую прозу, если меня не подводит моя слабая пединститутская образованность,следует назвать картезианской. Но к концу автор меня убедил и подавил полностью.Господи боже мой, какая какая убедительная и страшная безнадега!" И так далее.
Мне было чрезвычайно важно, что Семин - а мы с ним люди , все же, разных культурных оттенков, так точно меня понял и так горько воспринял, то, в чем я хотел - и хочу - рассказать.
Пушкин, провидя грядущую катастрофу,пытался убедить свою страну не стремиться к пропасти. Ну, и получил свое...
Теперь - почему сказал я о потере времени. Ну, опубликовать первую крупную вещь в 38 лет как-то поздновато. Слишком много времени потрачено было на критические забавы, стремление к театральному успеху, просто свободной и веселой жизни ( сколько водки было выпито в компании моего друга Сосноры, с Бродским,кстати, ,выпивали крайне редко. он к этому относился тогда довольно презрительно).Стихи - особое дело.Параллельное всему этому писание стихов -до середины семидесятых - было делом необходимым.
Слава Богу, что встретил осенью 1962 года мою будущую жену.А через год родился сын. Положение обязывало... А то -так бы и гулял по сию пору.
Книга будет в нашей редакции. Подумаю - быть может, в середине июня устрою в "Звезде" ее презентацию. Не решил еще.
Но интересно, - прошло больше сорока лет с момента написания,а ничто в книге для меня не устарело. Не изменил ни единого слова.
Мне вообще в этом отношении везет. Я не отрекаюсь ни от одного принципиального соображения, - за те полвека, что я был в состоянии соображать.
Обратите внимание на сообщение, идущее следом. Относительно встречи в библиотеке им. Пушкина на Петроградской стороне.
ПодобаєтьсяПоказати більше реакційКоментуватиПоширити
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments