Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Category:

Облава (продолжение)

Во время рейда, о котором можно прочесть ниже , мы с сотрудниками приюта для иногородних детей «Федор»,сумели задержать двух цыганских девочек (2 и 6 лет). Вскоре удалось выяснить, что в цыганском лагере, находится еще много детей. Задержанные «Маша» и «Гуля» уехали в больницу, а в «Федоре» стали думать, как заполучить остальных.



Про цыган люли (мугат), выходцев из Таджикистана и Узбекистана, кроме предположения, что это все-таки, скорее всего, цыгане, известно не так много. Мусульмане. Женщины с детьми в реальной петербургской жизни зарабатывают исключительно попрошайничеством. Воровством – только в средствах массовой информации, когда о люли вспоминают журналисты. Поскольку случаев участия люли в наркобизнесе до сих пор зафиксировано не было, в прессе отмечают неуловимость виртуозов ремесла.

Яна с Максом, сотрудники социального отдела приюта, сторонники решительных действий. Приехать к цыганам в табор с ОМОНом и забрать всех больных детей. И здоровых. Больных – лечим, здоровых – к нам в приют.. Когда придут деньги - всех на депортацию. Недостаток у этого варианта – дефицит ОМОНа в Питере. Столько бойцов, сколько хочется, никто не даст. Да и один то взвод выпросить совсем непросто. Так что, очень может быть, придется ехать самим...

К цыганам я с «Федором» и «Стеллитом» не ездил. Зашел в приют на следующий день. На лестнице меня приняли за учителя английского – заниматься с детьми приходит волонтер из Дании. Дискуссия в приюте продолжалась. Яна рассказала, что ОМОНа вообще не дали, а цыгане встретили ее сдержанно. Мужчины с дубинками и мрачными лицами. Бегают оборванные дети. Гоняют палками какую-то грязную тряпку. Вдоль дорожки могилы, много детских, хоронят прямо возле палаток. Условия чудовищные, грязь и нищета. Без ОМОНа не обойтись, сами цыгане детей не отдадут. Макс согласен. С ОМОНом - и немедленно в больницу. Резко возражает руководитель приюта Маша. Больница согласилась взять двоих девочек, но точно откажется от 20-40 цыганят. Кстати, не только больница. Такое количество детей из табора перевернет приют вверх ногами. Категорически, нет. Вдобавок, не надо забывать, что когда ОМОН в прошлый раз пришел к люли, то просто сжег лагерь. Тот факт, что в лагере немало младенцев, которых было некому вынести из горящих палаток, бойцов не остановил. Поэтому, пока что никакого ОМОНа. Вначале отработаем схему на этих двух девочках, потом будем применять к следующим.

Спросил, - «что будет с «Машей» и «Гулей»?»
- Сейчас они в больнице с бронхитом. Поправятся – сюда. И, связавшись с консульством, либо депортация вместе с родителями, либо депортируют их одних - в детский дом в Таджикистане.
-А что, если у мамы нет никаких документов? И связь детей с Таджикистаном нечем подтвердить?
-Тогда запрашивать Таджикистан. Если и оттуда ответа не будет, через год в наш детский дом. Будут объявлены «детьми Петербурга».

Цыганам не сказали в какой больнице дети, но уже на следующий день они, вначале посетив приют, нашли девочек в закрытой больнице и попытались забрать. Остановили на лестнице.

Постарался разузнать про упомянутый Машей случай гибели грудных детей при сожжении ОМОНом табора таджикских цыган. Оказалось, что лагеря люли и закарпатских цыган милиция жжет достаточно регулярно. Судя по всему, чаще всего за неуплату или после публикаций в прессе. Как правило, новый лагерь возникает неподалеку от сожженного. Про гибель детей во время этих мероприятий сотрудники программы «Защита цыган» из петербургской организации «Мемориал», не слышали. Скинхеды, да, было, убивали детей. Цыгановед Николай Бессонов, живший в таборе цыган из Таджикистана и хорошо знающий петербургскую цыганскую сцену, рассказал, что года три назад ОМОН действительно сжег табор люли, отказавшись при этом дать цыганам время хотя бы на то, чтобы собрать детей. Вроде бы, сгорело все, кроме самих детей, которых все-таки успели схватить в охапку взрослые.

Вчера вечером заходил в «Федор». Макс с молотком в рабочем комбинезоне ремонтировал одно из помещений. Дежурила в каптерке Яна. Руководителя Машу застал на пороге. Обеих, пойманных нами девочек, отдали маме.

А накануне милиция привезла еще двоих маленьких люли. Приютский врач поставил им коклюш. В больницу брать отказывались - «все социальные койки заняты», Яна рассказала, что ей пришлось закатить больнице серьезный скандал, чтобы детей приняли. Приходили из табора цыгане, сказали, чтобы этих двоих им отдали такими же толстенькими, как и предыдущих.

«Федор» отправил запрос в прокуратуру, предложил содействие в организации депортации таджикских цыган. Ответа нет.«Понимаешь, мы ведь, по большому счету, тоже никому не нужны», - сказала Яна.
Subscribe

  • Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко

    Победители и призеры Worldpressphoto-2021. Да, победитель, кадр с придуманной в Бразильском доме престарелых целлофановой "стеной для объятий" (до…

  • Лытдыбр

    Математикой мы особо не занимались. У ребенка характер необратимо... Как бы это покорректнее сформулировать. Изменился, вот. Вырос ребенок. Ей уже не…

  • Повесила у себя газетару

    В Союзе европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) рассматривают возможность применения санкций к клубам, которые были в числе основателей Суперлиги.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments