Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Девять дней

назад умер дедушка, Леонид Самсонович Салямон. Прощание было в субботу в Москве. Вспоминали. Каждый свое, все разное. Три поколения, очень непохожие друг на друга друзья. Дедушка занимался настолько разными вещами... За три недели до смерти виделись в последний раз. Дедушка заговорил о физике. И о том, что он мечтал стать физиком. И всегда жалел, что не смог им стать. Отсидевший отец со статусом "минус сто" - это пятно в личном деле не позволяло идти в университет. Физфак не брал документы. Благодаря помощи дяди, врача, лечившего кого-то из партийных руководителей Ленинграда, удалось попасть в медицинский. Потом война. Все сокурсники ушли на фронт офицерами, а дед, благодаря бумажной путанице, рядовым. И после окончания войны деду пришлось надолго остаться в ненавистной армии, служить отправили в Таллин.

Лишь в середине пятидесятых дедушка приехал в Ленинград и начал заниматься онкологическими исследованиями. Его монография "Рак и дисфункция клетки" по сей день считается одной из лучших книг в этой области, по ней и сейчас учат студентов. Дома всегда было шумно, много гостей, дед любил атмосферу праздника, юмор и независимость. Не любил советскую власть и казенщину.
В начале семидесятых эти качества довели до потери любимой работы и любимого города. Дедушку попросили проконсультировать Солженицына. Естественно дедушка согласился. Страстная любовь к хорошей литературе тут совсем не причем. Дед, вообще, считал, что медик обязан лечить людей. А Солженицын уже был персоной нон грата, дело было перед самой высылкой из СССР, за ним по пятам не скрываясь повсюду ходили топтуны. Этот прием больного обернулся деду потерей лаборатории и увольнением из онкологического иниститута на Песочной. Удивлен дед не был. С близкими друзьями происходило приблизительно то же самое. Исследовательская работа для него закончилась, не брали больше никуда. Из Ленинграда пришлось уехать, в Москве дышалось чуть легче, там дали какую-то работу и место в общежитии.

В Питер дедушка приезжал очень часто. На Красной стреле. За завтраком дед открывал записную книжку и начинал планировать день, к кому он сегодня успеет а к кому уже только завтра. Записная книжка была толстой. Однажды вечером, собрав детей и внуков, дедушка сказал, что хочет прочесть сказку в стихах. Мне было лет 6-8, так что дело было где-то в конце семидесятых. Потом появилось несколько вариантов этой сказки, я в ближайшие дни размещу здесь тот, старый, как в моем детстве.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments